(095) 042-58-21 Горячая линия
info@lawyers.in.ua
г. Киев, бул. Т. Шевченка, 33-б
Юридический блог
Публикации

26/07/2017

Получение разрешения на постоянное место жительства в Украине на основании иностранной инвестиции

Для иностранцев, которые намерены осуществлять предпринимательскую деятельность в Украине, возникает потребность в разрешении миграционного барьера. Решение данного вопроса, заключается в...

20/07/2017

Получение разрешения на временное место жительства в Украине с целью воссоединения семьи

Для иностранных лиц, вступивших в брак с гражданами Украины и намеренных иммигрировать в Украину для места проживания, необходимо получить разрешение на временное место жительства в Украине....

23/11/2015

Возврат банковского вклада (депозита)

Перед многими вкладчиками банков встает вопрос, как вернуть банковский вклад (депозит) в случае если по требованию вкладчика банк отказывает в его выдаче? и как решить данный вопрос. Это...

Все публикации

Отныне признание недействительным кредитного договора чревато арестом залогового имущества

03/03/2013

Высший хозяйственный суд Украины (ВХСУ) информационным письмом от 27 декабря 2012 года № 01-06/1941/2012 (Письмо) - посвятил разъяснению законодательных изменений, которые касаются правовых последствий признания недействительным кредитного договора, обеспеченного залогом, или договора залога.

Лазейка перекрыта

Речь в Письме идет о Законе Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно выполнения хозяйственных обязательств» от 2 октября 2012 года № 5405-VI (Закон). Закон, вступивший в силу 4 ноября 2012 года, формально изменил не только процессуальные, но и материально-правовые нормы (изменения внесены, в частности, в Гражданский кодекс (ГК) Украины, Хозяйственный кодекс (ХК) Украины), однако фактически имеет чисто процессуальную суть.

Как известно, возможность признания недействительным кредитного договора или договора залога является «ахиллесовой пятой» банков, предоставляющих кредиты под залог имущества. В судебной практике известно немало случаев, когда заемщик, задолжавший банку, находил формальные основания для признания недействительным кредитного договора (договора залога). После признания недействительным договора, устанавливающего обеспечение выполнения обязательства в виде залога, должник не возвращал деньги, а банк лишался возможности удовлетворить свои требования за счет предмета залога.

Закон, принятый, вероятно, не без участия банковского лобби, направлен на защиту интересов финансово-кредитных учреждений в подобных ситуациях. Статьей 86 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины в редакции Закона и новой статьей 1057-1 ГК Украины установлено, что если будет признан недействительным кредитный договор, обязательства заемщика по которому обеспечены залогом, или отдельный договор залога, которым обеспечивается исполнение заемщиком обязательства по кредитному договору, то суд, рассматривающий дело, по заявлению стороны обязан наложить арест на залоговое имущество. Арест снимается в случае, если на протяжении 30 дней должником, как это определено частью 1 статьи 216 ГК Украины, будет осуществлен возврат полученных по кредитному договору денежных средств - в противном случае на арестованное имущество может быть обращено взыскание.

Ранее банки, которые в процессе о признании договора недействительным выступали в роли ответчика, были лишены формальной возможности требовать наложения ареста на залоговое имущество должника ни в качестве меры пресечения в соответствии с нормами статей 431-432 ХПК Украины, ни в качестве средства обеспечения иска в соответствии со статьей 67 ХПК Украины, так как процессуальные нормы однозначно указывают на то, что такое требование может исходить лишь от истца, а не от ответчика.

Законодательные изменения вызвали определенные замечания формально-теоретического характера. В частности, Главное юридическое управление Верховного Совета Украины в своих замечаниях к законопроекту № 11029, который в итоге стал Законом, обращало внимание, что для хозяйственного судопроизводства, как и для иных видов судопроизводства, не является характерным одновременное принятие решения и вынесение определения, как это предусмотрено статьей 1057-1 ГК Украины. Однако эти замечания парламентских юристов все-таки не стали препятствием для принятия законопроекта во втором чтении и в целом.

Нет сомнений, что практическая реализация законодательных нововведений со стороны банковских учреждений не заставит себя ждать. Правда, воспользоваться «всеми прелестями» Закона можно будет лишь в том случае, если кредитный договор или договор залога, признанный недействительным, заключен после 4 ноября 2012 года, на что ВХСУ обращает внимание в пункте 4 Письма.

Нехозяйственный аспект

Говоря о Законе, нельзя обойти вниманием один весьма любопытный нюанс. С момента включения законопроекта № 11029 в повестку дня Верховного Совета Украины этот законопроект позиционировался исключительно как мера воздействия на недобросовестных должников - субъектов хозяйственной деятельности, о чем говорит, помимо всего прочего, содержание Пояснительной записки к нему («На сегод¬ня на Украине широкое распространение получили случаи уклонения предприятий (заемщиков - юридических лиц) от исполнения своих обязательств по кредитным договорам путем использования пробелов в действующем законодательстве» - с таких слов начинается Пояснительная записка).

Текст законопроекта до первого чтения вполне соответствовал задекларированным авторами целям - он предусматривал, что наложение ареста на залоговое имущество в соответствии со статьей 1057-1 ГК Украины применяется по отношению к заемщикам - юридическим лицам и физическим лицам - предпринимателям.

Однако во время подготовки проекта ко второму чтению часть 6 статьи 1057-1 ГК Украины оказалась непонятным образом «утеряна». В результате содержание пресловутой статьи приобрело иную форму, в которой в итоге и было оставлено.

Проанализировав содержание окончательного варианта статьи 1057-1 ГК Украины, необходимо констатировать, что она может быть в равной степени применена как к заемщикам - субъектам хозяйственной деятельности, так и к иным физическим и юридическим лицам, в том числе нельзя исключать и возможность ее применения в плоскости гражданского судопроизводства.

Является произошедший конфуз намеренным, или же это просто недосмотр парламентариев на стадии законопроектной работы - неизвестно. Впрочем, версия с недосмотром несколько меркнет, если учитывать, что Главное юридическое управление парламента в пункте 3 своих упомянутых выше замечаний обращало внимание народных депутатов на несоответствие между названием законопроекта (в котором фигурирует слово «хозяйственных») и его конечным содержанием. Однако же несоответствие устранено не было.

На нет и суда нет

Как говорит мой знакомый юрист в Запорожье, одновременно с урегулированием процессуальных вопросов, связанных с арестом залогового имущества, Закон затронул и иной вопрос, ставший традиционно животрепещущим для банков. А именно - относительно прав и полномочий кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника (то есть, как правило, банков) в процедуре банкротства.

Как и следовало ожидать, внесенные изменения направлены на упрочение позиций обеспеченных кредиторов в процедуре банкротства и устранение законодательных лазеек, способствующих использованию процедуры банкротства в различных недобросовестных схемах, направленных против кредиторов.

Так, в статью 94 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» в редакции Закона Украины от 22 декабря 2011 года № 4212-VI (Закон о банкротстве) внесены изменения, согласно которым руководитель должника имеет право подать заявление о возбуждении дела о банкротстве с целью проведения руководителем процедуры санации лишь в том случае, если план санации согласуют все кредиторы, требования которых обеспечены залогом (независимо от суммы их требований и размера доли этих требований в общей массе).

Также из статей 30 и 80 Закона о банкротстве исключены положения, позволяющие судам утверждать планы санации и мировые соглашения в рамках процедуры банкротства, если обеспеченные кредиторы не согласовали такой план (соглашение).

Таким образом, отсутствие ясно выраженного письменного согласия всех обеспеченных кредиторов станет непреодолимым препятствием для мирного завершения процедуры банкротства. Стоит, однако, учитывать, что, как отметил ВХСУ в пункте 6 своего Письма, эти нормы будут действовать лишь относительно тех дел о банкротстве, производство по которым открыто после вступления в силу новой редакции Закона о банкротстве - с 19 января 2013 года.

Артем Болдырев


Рубрика: Гражданское право

E-mail: